Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Кодола
  • kodola

Жужмуйские маршруты

Летом мы трудимся, а в сентябре, когда поток туристов скукоживается, как осенний лист, появляется время разрабатывать новые маршруты. В конце прошлого сезона Андрей и Игорь ходили на острова Жужмуйские, в сорока километрах на юго-запад от Соловков - присмотреться, возможна ли организация нового маршрута.

Collapse )

Врагу не сдается наш "Добрый"... (японское)

Евгеша рос мальчиком слабым и робким, что доставляло ему массу неприятных мгновений в общении со сверстниками. Он был регулярно унижаем и бит; настолько регулярно, что случаи эти перестали быть какими-то особыми событиями, а стали обыденной рутиной евгешиного существования. Однако уязвляемое его естество со временем не сморщилось до величины адагумской горошины, а выработало свою, до поры глубоко сокрытую, стратегию реализации своего потенциала.

Для начала Евгеша поступил в военно-морское училище, где ему также приходилось не сладко, но возможность продефилировать в форме одежды № 3 перед изумленными гражданками скрашивала суровые курсантские будни. Кроме того, флотский ремень с начищенной пастой гои бляхой в откровенно критические моменты периодически оставлял на филейных частях обидчиков оттиски якоря со звездой. Но все это было мелковато и пошло: когда-то глубоко загнанное нутро Евгеши уже начинало бурлить в поисках выхода наружу в форме некого необычайно эффектного акта, тогда как украшенные лиловыми якорями задницы негодяев хоть и приятно бодрили курсантское самолюбие, но ввиду наноскопичности масштаба события никак не могли компенсировать годы тягот и лишений.

Казалось, с окончанием учебы и поступлением на службу в ВМФ перед Евгешей открывалось безбрежное пространство, на заполнение которого евгешиной величине требовались считанные минуты. Но минуты слипались в дни и годы, боевые дежурства менялись боевыми досугами, корпуса торпед не успевали заполняться шилом, а места для подвига так и не находилось. Враг не давал повода Евгеше нажать красную кнопку, а корабль не получал пробоин, достойных для закрытия евгешиной грудью.

Убежденный в неспособности руководства ВМФ уложить свою военно-морскую доктрину в канву его мировоззрения Евгеша покинул службу с тяжелым сердцем. Принятое им командование гражданским буксиром «Добрый» никак не могло соответствовать масштабам его гения и являлось, скорее, поступком неосознанным, совершенным в дурмане разочарования мелководностью эпохи. Но вдруг пораженный метастазами флотского абсурда мозг выдал неожиданное решение.

Каблуки Евгеши уверенно простучали по ступенькам трапа, ведущего в машинное отделение буксира. Пришвартованный к стенке Сосновоборского причала «Добрый» беспечно дремал, не подозревая о том, что лишь минуты отделяют его и город Сосновый Бор от вечной морской славы. Открыть закисший клинкет кингстона оказалось делом нелегким, но адреналин вбрасывался в кровь бешеными дозами и клешни Евгеши сжимали рукоятку клапана с такой силой, что будущее «Доброго» не предполагало вариантов. Наконец бурая пузырящаяся вода Финского залива начала заполнять машинное отделение и поглощать станину свежеустановленного японского дизеля.

Евгеша выбрался на палубу, развернулся в сторону востока и, приложив руку к козырьку, выдавил из все еще клокотавшей деструктивным азартом груди: «Врагу не сдается наш «Добрый-Варяг»…