June 7th, 2010

  • paisii

Реквием/причитальная по лесной девственности планеты

Вот и отшумел праздник ВСЕМИРНОГО ДНЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ, а значит, можно приниматься за старое… Ну, в смысле продолжить изнурительную глобальную и повсеместную битву за повышение ВВП на душу размножающегося населения.
 
 
Кстати, взгляните повнимательнее на карту. В результате нашего изнурительного бегства на месте, в тщетной попытке прокормить все разрастающееся население мира, на планете осталось лишь зз,8% ненарушеных (девственных) лесов и 13,6% нетронутых лесостепей. Нам же, как тому ненасытному дракону, нужны все новые и новые земли для прокорма и все новые и новые складометры целлюлозы для тетрапаков и туалетной бумаги!
А ведь именно ненарушенные леса и болота являются основными регуляторами влагооборота на суше. Уменьшение площади лесов приводит к засушливости и опустыниванию территорий, а нарушенные/индустриальные леса приводят к наводнениям, оползням и селевым потокам. Европа и Юго-Восточная Азия наглядные тому примеры…

Все это давно уже стало азбучными истинами. И все в принципе понимают в чем первопричина всех бед.

Но похоже, ни у кого не хватает смелости предлагать международному сообществу неполиткорректные, а потому немыслимые сегодня вещи: остановить рост населения Земли, вводить эффективный ГЛОБАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ РОЖДАЕМОСТИ, установить жесткую корреляции плотности населения с биопродуктивностью соответствующей территории, производить насильственную стерилизацию после рождения первого ребенка на территориях с избыточным населением и недостаточными биоресурсами.

Но мы же «гуманисты», мы же «глубоко верующие» люди! Вот если бы там, крестовый поход, или третья мировая война, тогда пожалуйста, а просто так контролировать рождаемость нам наши «убеждения» не позволяют! А ведь если продолжать с лицемерной стыдливостью замалчивать эти вещи, то с модификацией последних девственных лесов планеты климат Земли окончательно дестабилизируется, и тогда всем мало не покажется. Пашни превратятся в пустыни, города в каменные джунгли, а люди превратятся в мородеров и убийц.

И возможно, наши внуки, опухшие от голода и одичавшие на пустынной планете, будут проклинать нас в 2050 году, за то, что мы сейчас стыдимся браться за лечение Планеты от этой раковой опухоли на ее теле, коей является наша потребительская цивилизация.

Радикальные «зеленые» — кто они и за что воюют

Июнь 2010 года. Подмосковный город Жуковский. 15 молодых людей с молотками в руках и мешками, полными гвоздей, быстро рассеиваются по лесному массиву. Вскоре из разных концов леса раздается стук: ребята, не прячась, забивают гвозди в живые деревья. После чего помечают ствол каждого дерева буквой «Ш». На языке радикальных экологов это значит «зашиповано».

Такое дерево невозможно спилить: пилы о гвозди ломаются. Если зашипован целый лесной массив, он становится непригодным для вырубки. Среди зеленых радикалов шипование считается эффективным способом остановить вырубку деревьев. При этом участники акций уверяют, что метод для деревьев безвреден. «Для дерева шипование — это как иглоукалывание для человека, — говорит 23-летний Антон Белов (имя изменено), один из жуковских активистов. — В ситуации, когда легальные методы борьбы себя уже не оправдывают, остается только прямое действие».

Полный текст лежит здесь.
Collapse )
  • paisii

Первородный экологический грех человечества

*
Конец палеолита (50 тыс – 10 тыс лет до нашей эры) называют эпохой Великого Загонщика (Охотника). В те времена на земле проживала дивная фауна, о которой большинство из нас даже и не слыхивала.
«Затем, между 20 и 10 тысячами лет назад – как раз перед тем, как люди создали первые постоянные земледельческие поселения – таинственный спазм вымирания смел с лица Земли большинство видов этой «мегафауны» (наземные животные, масса тела которых превышает сорок килограмм, в группу включают рептилий, млекопитающих и птиц).

Глупо это или нет, но вопрос об ответственности за исчезновение крупных животных продолжает вызывать интенсивные, даже эмоциональные споры среди ученых. Объяснение гибели мегафауны через деятельность человека говорит о том, что, например, первые люди, достигшие Австралии и обеих Америк, истребили больше видов млекопитающих и птиц, чем европейские колонисты, которые последовали за ними на эти континенты.

Это предположение весьма далеко от идеи, которая импонирует всем, кто верит в экологическую безвредность «коренных» или «аборигенных» народов. В число тех, кто убежден в подобной «безвредности» входят самые разнообразные люди: от идеалистов, которые верят, что «аборигенные» народы слишком «духовны», чтобы приносить вред миру дикой природы, до тех, кто считает, что они слишком «примитивны», чтобы это сделать.

Мнение о том, что все люди, «примитивные» или иные, – жили в гармонии с окружающей природой до того, как начался подъем промышленности и технологии, – остается общепринятым. Зачатком истины в этих идеях является неоспоримый факт, что промышленное развитие колоссально усилило процессы разрушения окружающей среды человеком. Скорость, с какой виды исчезают сегодня буквально в сотни раз выше той, с которой они погибали в доиндустриальное время. Хотя нам и удалось задержать буквально на грани исчезновения большинство почти истребленных крупных «харизматических» видов (таких как бизон, киты-полосатики или арабский орикс), огромное число менее ярких, «низших» организмов (микроорганизмов, растений, грибов, беспозвоночных, земноводных и рыб), которых уничтожил человек со времен промышленной революции уже значительно превысило число видов, истребленных нами до ее начала. Тем не менее, это не следует понимать так, что до появления современной промышленности вымирание живых существ по вине человека было незначительным.

В этой статье я собираюсь доказать, что до промышленной революции люди уничтожили более чем в два раза больше видов млекопитающих и в более чем в десять раз больше видов птиц, чем после нее. Доиндустриальный экологический сдвиг таких масштабов предполагает, что глубокие изменения в отношениях человека и мира дикой природы произошли задолго до того как «черная сатанинская мельница» появилась в северной Англии в конце 18 столетия. Какая-то более ранняя революция должна была наделить человека беспрецедентной властью над окружающими его видами живых существ. И, более того, она должна была состояться за тысячи, а не за сотни лет до нашего времени.

Существуют свидетельства о том, что такая революция действительно имела место. Между 50 и 30 тысячами лет назад – как раз перед главной волной вымирания крупных животных – возникла процветающая человеческая культура и технологии, которые Джеред Даймонд назвал «Великим скачком» (Эпоха Великого Загонщика – прим. мое – П.П.). Впервые в человеческой истории возникает искусство, включающее в себя резные барельефы, живопись и музыкальные инструменты. Одновременно появляются резец, шило, иглы, сети и рыболовные ловушки, жировые лампы, ножи в форме лезвия и наконечники копий.»
Collapse )